Майкл Скот средневековый ученый и переводчик

Майкл Скот (Michael Scot, лат. Michael Scotus, ~1175 — ~1236) — средневековый волшебник, маг и колдун, ученый и переводчик.

Надо полагать, был замечательным ученым, средневековым прогрессором, потому что его имя окутано легендами и сказками. Переводчик, он познакомил европейскую культуру античными и арабскими научными текстами астрономического, математического, естественнонаучного и философского характера. Придворный астролог императора Священной Римской империи Фридриха II.

В Википедии есть обширная статья о Майкле Скоте, поэтому здесь я изменю строгости изложения и расскажу легенды о Скоте, которые, возможно, характеризуют его не меньше.

Майкл Скот был маг, чародей и волшебник. По звездам он предсказывал будущее, мог вызывать духи умерших (хотя остерегал от этого неподготовленных) и знал язык животных. Тайное знание он получил, продав свою тень самому Сатане, хотя зачем князю тьмы шотландская тень, непонятно. Тем не менее, Майкл Скот тени действительно не отбрасывал. При этом маг оставался добрым христианином и однажды, застав шабаш местной ведьмы Длинной Мег и ее товарок, превратил их в камни. Утверждали, что Скота боятся даже демоны в преисподней. Его приглашали архиепископом в Ирландию, но отговорился незнанием гэльского языка. Волшебным словом он раскалывал горы, а взмахнув волшебной палочкой в пещере Саламанки, заставлял звонить колокола Нотр-Дама (хотя какой прок, все равно не проверишь).

Волшебник Майкл Скот любил путешествовать и предпочитал делать это на сказочных животных, потому что у них это получалось гораздо быстрее и вообще прикольно ездить на единороге или грифоне. Животные доставляли ему кушанья с императорского стола, а если Майклу хотелось чего-то экзотического, то не ленились сгонять в Африку или в еще не открытую Америку. Кстати об императорах: Майкл Скот был наставником и придворным астрологом Фридриха II, императора Священной Римской империи. Составив императору гороскоп, он предсказал, что Фридрих умрет в «месте цветка»: после этого Фридрих ни разу не бывал во Флоренции. Однажды во время охоты у него случился приступ аппендицита, и его отвезли в ближайший замок, называвшийся Фьорентино. Фридрих понял, что дни его на исходе, приготовился к смерти и скончался через три дня от перитонита.

Себе же Майкл Скот предсказал смерть от удара камнем по голове. После этого он стал по улице ходить в шапочке из фольги железной каске. Однажды он зашел в церковь, в которой шли ремонтные работы. Он обнажил голову, и в этот момент на его голову с лесов упал кирпич. Маг скончался на месте.

Хотя сам Скот считал себя добрым христианином, сделка с Сатаной повлекла его в ад: Данте обнаружил его в Восьмом кругу среди «прорицателей, гадателей, звездочётов и колдуний», худого и с головой, вывернутой на 180 градусов: потому что, де, они «видят горы и леса, облака и небеса, а не видят ничего, что под носом у него».

Прежде чем вернуться к астрономическим текстам Майкл Скот, приведу под катом английскую народную сказку о шотландском волшебнике. (Источник)

Как Майкл Скот в Рим ходил

Вот вам еще одна история про Майкла Скотта, знаменитого волшебника, который прославился своими чудесами; того самого, что расколол пополам Эйлдонские горы. По старинному обычаю, принятому среди просвещенных и благочестивых людей Шотландии, каждый год в Рим к папе римскому отправляли посланника, чтобы тот узнал у его святейшества, на какое точно число падает первый день масленицы.

Людям было очень важно знать точный день, потому что от этого зависело, когда справлять все остальные церковные праздники в году. Сразу после масленицы шел Великий пост, а через семь недель наступала Пасха. И так далее, один праздник за другим в течение всех двенадцати месяцев.

Случилось однажды, что эта честь идти в Рим выпала на долю Майкла Скотта. А так как он в это время был слишком занят, то совершенно запамятовал, какое святое дело ему поручили, и протянул со своим путешествием до самого Сретенья, то есть до последнего праздника перед масленой.

Нельзя было терять ни секунды. Если бы кому-нибудь из простых смертных предложили совершить путешествие в Рим и обратно за такой ничтожный срок, он бы ответил, что только безумный на это согласится, а он еще в здравом уме. Но для Майкла Скотта это было сущим пустяком.

Он встал пораньше и отправился на зеленый лужок, где паслись волшебные скакуны — во лбу у каждого горела белая звезда, а большущие глаза их блестели почище золота.

— С какой скоростью ты можешь мчаться? — спросил Майкл Скотт у первого скакуна на зеленой лужайке.

— Со скоростью ветра!

— Не подойдет, — сказал Майкл и задал тот же вопрос второму скакуну.

— Быстрее ветра! — ответил тот.

— Для меня это медленно! — сказал Майкл.

— А я лечу как мартовский вихрь! — сказал третий скакун.

— Слишком медленно! — сказал Майкл и подошел к последнему скакуну. — Ну, а ты быстро бегаешь? — спросил он его.

— Быстрее, чем хорошенькая девушка меняет возлюбленных! — ответил скакун.

— Вот это мне подходит! — обрадовался Майкл и без лишних слов вскочил на коня, и они отправились в Рим.

Они летели как на крыльях через сушу и моря. Цок-цок, цок-цок, только искры летели из-под копыт — по белым гребням волн, по снежным вершинам гор, по зеленым холмам. Цок-цок, цок-цок! Быстрее времени! И вот уже серые скалы и бурные моря остались позади, и Майкл Скотт на золотых крыльях раннего утра опустился на площадь перед дворцом папы в Риме.

Не мешкая Майкл передал папе весточку, что некий шотландец ожидает его у дверей, и папа римский тут же принял его в своем приемном зале.

— Я посланец верных тебе шотландцев, которые просили узнать, пока еще не миновало Сретенье, когда в этот год начнется масленица, — сказал ему Майкл.

— Ты поздновато пришел, — сказал папа. — Теперь тебе никак не успеть вернуться в Шотландию до того, как пройдет Сретенье.

— О, у меня еще уйма времени, — возразил Майкл. — Всего несколько минут назад я был в моей родной Шотландии. И вот я здесь. Стало быть, и назад вернусь так же быстро.

— Всего несколько минут назад! — воскликнул папа римский. — Никогда не поверю! Чем ты это докажешь?

Тут Майкл и протяни папе свой берет, который он снял из почтения к его святейшеству.

— Видите снег на нем! — говорит он. — Это снег с шотландских гор, где еще стоит зима.

— Тогда это просто чудо! — воскликнул папа. — И хотя я не верю в чудеса, я все-таки дам тебе ответ на вопрос, за которым ты сюда пришел. Масленица всегда начинается в первый понедельник первого лунного месяца по весне.

Майкл был просто в восторге от такого ответа. Раньше посланцы приносили из Рима только один ответ: масленица в этот год начнется точно в такой-то день. А Майклу удалось узнать секрет, как папа определяет этот день, — вот удача!

— Благодарю вас, ваше святейшество, — сказал Майкл и тут же отправился восвояси.

Вскочив на волшебного скакуна, он добрался до Шотландии так же быстро, как из Шотландии в Рим, и сообщил свою новость землякам.

(Увы, сказочник напутал с вычислением масленицы. Правильный метод описан здесь: Пасхалия.)

Liber introductorius

Из-под пера Майкла Скота вышло много собственных текстов, в том числе астрологических, и переводов античных авторов, но мы ограничимся главным трудом ученого «Liber introductorius», «Книга по введению», написанном, вероятно, в 1228 году. «Введение» — и есть введение в натурфилософию, в частности, в астрономию и астрологию, и другие области практического знания, например, музыку и физиогномику. Книга состоит из трёх частей, но по-существу это сборник независимых текстов, собранных из разных источников и переработанных, а скомпонованных вместе из соображений занимательности. Текст написан простым стилем и ориентирован на неспециалистов. И это оказалось большим преимуществом: «Введение» стало очень популярно, выдержки из нее скоро расползлись по компиляциям других авторов, проникли в ученые манускрипты и в «календари» для простодушной публики. Возможно, это самый успешный астрологический труд всего средневековья.

Сохранилось четыре полных варианта рукописи в разных редакциях: короткая редакция 1279 года, длинная редакция 1320, короткая — третья четверть XIV века и длинная — третья четверть XV.

Важность «Введения» для истории астрономии — в новой традиции описания созвездий, предложенной Майкл Скот в этой книге. Конечно, он пользовался античными и средневековыми (арабскими и каролинговскими) источниками, но пользовался творчески. Он установил новый, отличный от птолемеевского, порядок перечисления созвездий, дал к ним комментарии, переосмыслил некоторые созвездия довольно неожиданным образом и ввел новые. Список созвездий Скота какое-то время был популярен у последователей, особенно в разнообразных календарях и гадательных книгах, но научную популярность так и не завоевал. Теперь он выглядит как курьез и подчас заставляет историка астрономии остановиться озадаченным.



И эту озадаченность мы сейчас разрешим. Ниже в таблице приведен список созвездий Майкла Скота (без зодиакальных, которые в Liber introductorius вынесены в специальный раздел)

Список созвездий Liber introductorius
Дракон
Большая Медведица
Малая Медведица
Популярное в средневековье изображение северной полярной области неба: Дракон, буквой S обвивающий Медведиц. Обнаруживается уже в IX веке задолго до Скота: см. например, Планисфера Герувигуса
Дракон
Отдельное изображение Дракона, вовсе не похожее на предыдущее, в составе полярной группы
Геркулес
Геркулес именно Геркулес, а не некий «Коленопроклоненный». Из одиннадцатого подвига
Северная Корона
 
Змееносец
Змея
 
Волопас
Стоит обратить внимание на серп в руках Волопаса: это Триптолем, а не более привычный Аркад
Возничий
 
Цефей
 
Кассиопея
Почему кровь? — возможно, Скот скопировал иллюстрацию, не разобрав толком декоративный элемент: волнистую линию
Пегас
 
Андромеда
Почему деревья? — потому что Скот основывался на иллюстрации, где Андромеда ассоциируется с Христом (sic!)
Персей
 
Треугольник
 
Плеяды
Майкл Скот следует традиции, в которой Плеяды выделяются как отдельное созвездие: в «классике» такого созвездия нет. Сейчас известно, что Плеяды — звёздное скопление, видимое как характерный астеризм
Лира
 
Лебедь
 
Орёл
У Майкла Скота Орел стоит на стреле (так же, как и следующее созвездие); классический Орел ни на какой стреле не стоит
Падающий Коршун
(Стрела)
Имя Vultur Cadens — Падающий Коршун — вообще говоря, стойко закреплено за Лирой: в Лире можно разглядеть треугольник звезд — птицу, сложившую крылья, — в контрапункт соседнем Орлу, который парит расправив крылья — три звезды в ряд. Очевидно, Майкл Скот спутал созвездия. Падающий Коршун Майкла Скота стоит на созвездии Стрела, образуя одно созвездие.
На заднем плане фигура, вероятно, Зевса; иногда фигуру считают Ганимедом, но по-моему, не похоже
Кит
 
Эридан
Эридан представлен богом реки Эридан
Figura Sonantis Canoni (Canonum)
«Фигура, музирующая на…» …вообще, canonum означает музыкальный инструмент вроде цитры, но вероятно, лучше перевести просто «Музицирующая фигура». У Майкла Скота — альтернативное изображение Эридана. Это диковатая аллюзия на Фаэтона: по версии комментаторов, Фаэтон, сидя в колеснице Гелиоса, играл на лире/цитре/каноне, за что и поплатился. У исследователей есть законные сомнения, и они предполагают ошибку переписчиков текста, на который опирался Майкл Скот. В последствии, в эпоху Возрождения, созвездие Figura Sonantis Canoni спровоцировало появление художественного созвездия Фаэтон
Дельфин
 
Орион
 
Большой Пёс
 
Заяц
 
Корабль Арго
 
Астронотус
Хорошо идентифицируется Южной Короной, но сам Скот помещал его между Северной Короной и Геркулесом, а в схолиях подтверждается Геркулес или иногда указывается положение около Девы
Полуденный Демон
Фактически, Млечный Путь
Южная Рыба
 
Жертвенник
У Майкла Скота, наоборот, спуск в ад, Puteus
Центавр
Волк
 
Гидра
Ворон
Чаша
Малый Пёс
 
Второй Конь
Equus Secundus, «Второй Конь»: возможно, Малый Конь, возможно, интерпретация староарабского Коня, но вероятнее всего, оригинальное созвездие
Tarabellum
Скот называет созвездие Tarabellum, «Четырехугольник», но позже его переводили на немецкий «Бур»; это еще античный астеризм в Стрельце, получил звание созвездия у Майкла Скота
Vexillum
Знамя или Вексиллум: созвездие между Львом и Девой, вероятно, Волосы Вероники; заимствованный староарабский домусульманский астеризм.

«Liber introductorius» была впервые напечатана в 1491 году в Аугсбурге Эрхардом Ратдольтом.