Крий златорунный баран

Крий, златорунный баран, что по виннолазурному морю
Фрикса унес к берегам несравненной Колхиды далекой!
Золотом след твой в волнах мы узрим и поныне.

Из античных поэтов

Злоторунный баран, плод любви Посейдона и фракийки Теофаны (Феофаны).

Посейдон похитил Теофану и увез на остров Крумиссу.

Крумисса?..

Остров Крумисса больше ни где не упоминается. Но некоторые исследователи считают, что это остров Хриса. Остров Хриса (на котором был укушен змеей некий Филоктет, участвовавий в троянсякой войне) тоже довольно-таки мифический, на карте он не обнаруживается. Предполагается, что лежит он напротив Лемноса, и это уже хорошо. Кстати говоря, слово хриса = «золотая», поэтому златорунные особенности Крия были предопределены местом рождения.

Многочисленные женихи красавицы Теофаны снарядили корабль, бросились в погоню и повели себя столь решительно, что Посейдон предпочел превратить себя в барана, а Теофану в овцу, причем, как указывают оставшиеся в живых свидетели, в «очень красивую овцу». Жители острова тоже попревращались в овец заодно. Женихи-преследователи, не обнаружив на острове людей, начали забивать многочисленных овец на мясо. Тогда Посейдон превратил их в волков (волки не такие прожорливые, как голодные женихи), а сам прямо как был в виде барана зачал от «очень красивой овцы» Теофаны сына.

Не удивительно, что рожденный в таких условиях сын Крий оказался полным бараном. Впрочем, у него была золотая шерсть о чём см. выше под катом, почему-то крылья и он умел говорить человеческим голосом. Посейдон даже взял его на Олимп для каких-то поручений, хотя всерьез к нему не относился. Когда нужно было спасти от казни Фрикса, именно Крий был послан на выручку.

Крий прилетел к Фриксу, усадил его с сестрой Геллой на свою спину и пустился в путь в Колхиду через три моря. Над вторым морем у Геллы закружилась голова, и она упала в залив, отделяющий Европу и Азию, названный после этого «море Геллы» — Геллеспонт (ныне Дарданеллы). А Фрикса баран Крий успешно доставил в Колхиду, где и был после этого принесен в жертву то ли Аресу, то ли Зевсу (наверное, Аресу). Его выпотрошили, шкуру содрали и повесели на дубу в роще Ареса.

Вот такая несправедливая горькая судьба говорящего барана. И родство с Посейдоном его не спасло.